• 01 июля
  • Читать 32 мин.

Что такое ретриты? Интервью с учителем медитации Энтони Марквеллом

Автор проекта WelcomeBackHome
Основатель Академии WelcomeBackHome, автор тренингов по саморазвитию и медитации, преподаватель йоги и пранаямы

    200.000+ человек сделали свой выбор и читают нашу рассылку
    0
    0
    Если вы заметили ошибку на сайте, пожалуйста, выделите ее и нажмите
    Ctrl+Enter

    Основатель Академии WelcomeBackHome, автор тренингов по саморазвитию и медитации, преподаватель йоги и пранаямы Игорь Будников пообщался со своим учителем Энтони Марквеллом.

    О чём пойдёт речь:

    Что такое медитационный ретрит?

    Медитационный ретрит — это особое время для тренировки и уединения. Это возможность сделать шаг из нашей жизни, в которой мы живём, и вступить в царство нашего ума, чтобы научиться созерцать и понимать, что происходит на самом деле. Когда мы учимся этому, нам даётся возможность не воспринимать всё очень лично, это большой плюс ретрита.

    Несколько лет Энтони был учителем-резидентом в монастыре Ват Кау Там на острове Панган, в Таиланде. Он хорошо знает «Палийский канон», в котором сохранено учение Будды. Большое внимание уделяет объяснению сатипаттханы, или четырёх основ осознанности. Сейчас проводит ретрит-випассаны в ретрит-центре «Дана» (с переводом на русский язык).

    – Энтони, большое спасибо, что согласился встретиться. Поделись, пожалуйста, что такое ретрит по медитации и что он даёт? Почему ты их проводишь?

    – Мне нравится формат медитационных ретритов и обучение медитации. Я полагаю, что у него есть огромное количество плюсов. Ретрит – это время, когда люди делают шаг из своей жизни. Потому что сегодня все очень заняты.

    Наша жизнь становится всё более и более цифровой, а на ретрите по медитации мы от этого отступаем и выходим за рамки. Это время, когда ты находишься с теми, кто тоже заинтересован в медитации. Это период, когда находишься в тишине. В этом можно найти великолепные вещи. Прекрасные возможности наблюдать ум в тишине на протяжении многих дней. Мы свидетельствуем о работе нашего ума, что действительно очень помогает в практике медитации. Мы можем созерцать то, что происходит, и наблюдать за этим.

    Если не воспринимаем вещи лично, то, постигая их объективно, на самом деле способны видеть наши эмоциональные паттерны и привычки. Вы наблюдаете, как одни и те же вещи происходят, а затем заново появляются. Вы видите, как ваш ум наводнён определёнными темами. Это могут быть какие-то воспоминания из прошлого, планы на будущее или неуверенность в настоящем. Ретрит по медитации даёт время подумать об этом и побыть в данной ситуации, а если получится, осознать часть и освободиться.

    – Ты провёл уже много коллективных ретритов за свою жизнь, уверен, что был на многих ретритах и в разных монастырях. Каково твоё мнение по поводу составляющих хорошего ретрита? Что самое важное?

    – В качественном ретрите очень важна хорошая команда, её слаженная работа.

    Как правило, есть несколько элементов. Во-первых, необходимо, конечно же, достаточно тихое, изолированное место. Как мне кажется, лучшим является ретрит в течении. Во-вторых, у ретрита по медитации обязательно должны быть расписание и программа. Это бывает сложно, но вполне реально. В-третьих, небольшие паузы между сидячей медитацией и всем остальным. Не должно быть слишком долгих перерывов. В-четвёртых, обязательно наличие подушечек. Вы не обязаны сидеть очень долго в напряжении одного сета, но должны много раз и как можно дольше. Так что продолжительность ретрита — это действительно очень важно.

    Когда вы можете долгое время быть осознанным в моменте, наблюдая ваш ум, ощущения в теле очень важны. Вам надо стараться как можно дольше быть осознанным.  

    Не просто отпускать ваш ум, планировать, думать, вспоминать что-то, проводить привычные беседы с собой о том, что бы вы хотели сказать кому-нибудь, а действительно стараться наблюдать, что если вы сидите, то вы сидите, если встаёте, то идёте. Вы должны быть в моменте, осознавать, что вы встаёте и идёте на обед.

    Повседневные практики очень важны на самом деле. Это означает, что вам надо продолжать медитацию, когда вы едите, когда идёте в туалет, когда одеваетесь, когда двигаетесь между медитационным холлом и вашей спальней. Это необходимо делать вплоть до момента, когда отправитесь спать. Если хотите поспать днём – это неплохо, но вы должны быть осознанны до самого момента, когда засыпаете. Как только вы просыпаетесь, сразу же надо осознавать, что происходит и какой объект сознания у вас в данный момент. Так что продолжительность практики — это очень важно. Расписание, хорошо составленное, способно помочь людям на ретрите по медитации.

     – Есть ретриты-випассаны, на которых не разрешается практиковать йогу либо какие-то другие разминки, телесные практики. Как ты относишься к таким запретам?

    – Большинство медитационных ретритов происходит из медитационных традиций. И обычно традиции базируются в какой-нибудь  азиатской стране (Бирма, Таиланд, Тибет), многие из этих стран не знакомы с йогой и другими упражнениями. Поэтому, конечно, они будут стараться говорить, что это не разрешено.

    На мой взгляд, йога утром (мы не говорим о двух-трёх часах) в течение 45 минут или часа — этого достаточно, чтобы центрировать ум в теле. Конечно, йога должна быть очень осознанной, медленной, это не упражнения. Это, безусловно, время, когда можно обучить ум быть в теле и наблюдать позиции, в которых обычно тело не находится. Есть основные позиции движения: сидение, хождение, в которых мы проводим всю основную жизнь. И ещё существуют проходы между этими четырьмя разными позициями тела. А между ними мы, оказывается, можем делать ещё йогу, готовку и все повседневные активности. И всё это может стать нашей практикой. Поэтому не думаю, что с йогой во время медитационного ретрита что-то не так. Я на самом деле наслаждаюсь, когда проводится йога на ретритах, и мне это нравится.

    Для многих ретритов будет здорово, если вы проснётесь утром, если же сидите на ретрите с 4 до 9 вечера, то это тоже хорошо, потому что можете растянуть спину, ноги. Это на самом деле замечательно.

    Подходят ли ретриты для начинающих?

    Игорь Будников общается со своим учителем Энтони Марквеллом
    Фото: Личный архив Игоря Будникова

    – Уйти от общества, отказаться от телефонов, от общения на несколько дней, на неделю, на 10 дней – это все выглядит довольно пугающе для человека. Насколько ретриты подходят для новичков? Требуется ли какая-то подготовка к ним, нужно ли научиться медитировать до ретрита?

    – Я начну с последнего вопроса. Нет, вам не надо знать, как медитировать, когда вы приходите на ретрит. Потому что цели ретрита – это как раз именно обучить медитации, узнать, как медитировать на протяжении долгого времени.

    Ретрит – это достаточно интенсивный опыт для многих людей, и, конечно, он должен так же восприниматься. Вам не стоит бежать марафон без тренировки. Поэтому целесообразно подготовиться. Ваше тело должно находиться в достаточно удобном положении и в подходящем состоянии,  ум должен быть более-менее уравновешен. Не следует сразу же нестись из офиса на интенсивный ретрит или путешествовать до этого на 24-часовом самолете или поезде… Конечно, вам лучше какое-то время после этого отдохнуть, дать себе подготовиться к тому, что будет происходить. Я всегда рекомендую за пару дней перед ретритом-випассаны просто спокойно прийти к состоянию присутствия.

    Самое большое беспокойство у новичков – это тишина, пойти на тихий ретрит. Многие люди не были никогда на протяжении 10 дней своей жизни в тишине. И это вот действительно может быть страшно. Но большинство обнаруживает, что это на самом деле очень хорошо. Они находятся в большой группе людей. В тишине. Им не надо разговаривать. Они не должны вести беседы. Не задают вопросы и не получают ответы. Просто быть с другими людьми в тишине — это очень приятный опыт.

    Вы можете расслабиться в этом пространстве. Вы не одни, на самом деле вокруг вас есть люди, но вы встречаетесь со своим внутренним миром. И эта тишина – это большая помощь для медитации, сессионного ретрита. И её точно не стоит бояться.

    Почему люди уходят с ретритов?

    – Тем не менее на каждом ретрите 1, 2, 3 или несколько человек покидают его, не выдерживают этой нагрузки. Какие основные причины, а главное, как понять, что ты уже готов, созрел пойти на ретрит-випассаны?

    – Вы будете знать, когда время наступит. У многих людей возникают мысли о том, чтобы совершить ретрит. У кого-то это длится неделями, у кого-то – годами. Но в какой-то момент надо просто всё-таки решиться и впрыгнуть в это. Я действительно не стал бы откладывать момент, когда всё прямо сойдётся – мир никогда не станет идеальным, всё идеально не сойдётся. Просто приходит время, когда решаетесь. Я бы не беспокоился об этом сильно.

    Что очень важно – это воспользоваться возможностью. Когда у вас есть пространство и время, а также возможность, когда можете несколько отпустить вашу ответственность по поводу семьи на 10 дней – вот это шикарное время, чтобы пойти.

    – И почему же люди уходят?

    – Люди уходят по многим причинам. Некоторые не подготовлены. Другие думают, что медитационный ретрит — это просветление. Третьи считают, что медитация — это только если они будут сидеть на вершине горы в тишине и покое. Они не готовы встречаться с умом своим. А медитационный ретрит будет как раз бросать в гущу собственного ума. Будут возникать разные чувства, воспоминания, эмоциональные состояния – беспокойство. Беспокойство точно придёт.

    Ум не должен быть воспринят серьёзно, и то, что мы на самом деле стараемся делать, — это не воспринимать ментальные опыты личности. Когда вы понимаете это и можете из них выйти. Многие люди уходят с ретрита, потому что воспринимают свои мысли персонально: «Это не для тебя», «Это ты не готов», «Это слишком сложно», «Я не могу вставать в 5 утра», «Возможно, мне надо вернуться в город. У меня же там дела, которыми надо заниматься». Много вещей, которые могут прервать ретрит. И это нормально, это не должно осуждаться.

    Настоящий вызов – это выход из шепчущих мыслей: «Вот настало время, чтобы ты ушёл». Это неважно. Что важно – это наблюдать и не попадаться. Если попадётесь в свои же мысли: «Всё пришло время покинуть ретрит», это как попасть в невод. Старайтесь избегать этого невода. Это просто ещё одна мысль. Пройдёт время, привыкнете, вы попали на 10-дневный ретрит, пожалуйста, используйте его мудро.

    Випассана не равно ретрит

    Игорь Будников
    Фото: Личный архив Игоря Будникова

    – Спасибо. Теперь я хочу поговорить немного про технику медитации, которую ты используешь на ретритах. В России слово випассана имеет очень однобокое, узкое значение. Когда говорят про випассану, то все люди понимают, что речь идёт про ретриты по медитации в традиции Гоенка, потому что в России сейчас есть только центр медитации Гоенка. И иногда приходится объяснять, что випассана — это не равно ретрит, випассана – не равно Гоенка, что существуют разные традиции и разные ретриты. Будучи на разных ретритах, заметил, что в каждой традиции говорят, что именно эту технику использовал Будда и благодаря именно ей он просветлел. Я немного всегда в смятении. Что ты думаешь про это и что такое вообще випассана, какую технику ты даёшь на ретритах и почему именно её?

    – Випассана означает «чистое видение, осознание». И это результат какой-то продолжительной практики. Эта практика известна как сатипаттхана, или «основания осознанности». Так что все медитации, все випассаны будут базироваться на сатипаттхане.

    Сатипаттхана означает установление, проявление осознанности, внимания на определённой группе объектов. Во-первых, подобные объекты – это физические ощущения в теле. Во-вторых, ощущения приятного и неприятного, которые возникают в текущем моменте. В-третьих, разные состояния ума, которые связаны с жадностью, ненавистью, неосознанностью или противоположными состояниями. Эмоциональными состояниями, в общем. В-четвёртых, основание осознанности – это процессы, наше думание. Это разные виды мыслей. У нас есть ощущения физические – приятные и неприятные, эмоциональные состояния и паттерны ума. И разные школы випассаны больше делают акцент на одном, другом или третьем.

    А также это зависит от учителей разных традиций – как практикуют учителя. Большинство из них будут учить тому, что они практикуют сами и что обнаружили полезным для себя. Поэтому некоторые традиции больше фокусируются на теле, какие-то — на эмоциях или мыслях, кто-то – на ощущениях/на чувствах. И все они правы. Вы можете начать с одним основанием осознанности и заметить успех, но в какой-то момент всё-таки необходимо будет принять все четыре основания осознанности.

    – Я заметил, что на своих ретритах ты уделяешь очень большое внимание именно телу, ощущениям, которые возникают при дыхании. А почему такой большой акцент именно на этот аспект?

    – Ощущения в теле, они грубые относительно ума. Ум более тонок, быстр. Всё быстро возникает и исчезает. Мысли, эмоциональное состояние приходят/уходят. Тело – это твёрдая база. И Будда рекомендовал начинать с осознанности тела – вашу медитационную практику.

    Мы учимся на самом деле быть присутствующими, наблюдать за физическими состояниями, замечать, что происходит. Поэтому я с этого, конечно же, и начинаю.

    Большинство начинающих медитаторов будут беспокоиться по поводу омрачений в уме, лени, неуверенности, злости. Эти состояния – то, с чем сталкиваются большинство начинающих медитаторов. Но когда вы укореняете внимание в теле – это действительно очень здорово. Это учит нас быть в настоящем, присутствовать. И через ощущения, которые вызываются дыханием, они всегда доступны.

    Есть много разных медитаций на дыхание. Некоторые просто концентрируются на концепции дыхания, что означает просто входимость-выходимость. Некоторые фокусируются именно на ощущениях, которые вызывает дыхание и отпускание идеи дыхания. Мы просто замечаем, есть ли какая-то твёрдость или мягкость, мягкость или грубость, лёгкость или тяжесть. Да, мы можем начать отмечать разные ощущения вместо того, чтобы просто следовать дыханию.

    Я предпочитаю инструктировать людей осознавать, относиться с вниманием по поводу возникновения/исчезновения ощущений. Это может быть просто вибрация в теле, щекотка или затекание, тяжесть, иногда возникает тепло, иногда кажется, что холодно. Тело состоит из 4 элементов, и они показывают и предоставляют разные физические чувства. Они будут происходить в теле, и это можно использовать как постоянный объект медитации. Особенно на её начальных стадиях.

    Также есть, конечно, позиции, позы тела. Мы обращаем внимание на них, на тело, на хождение, стояние, лежание, сидение. Это очень важно – обращать внимание на позиции тела. И вот комбинация этих двух объектов медитации в плане тела – это начальная стадия практики. И когда я говорю «начальная стадия», то она может продолжаться неделями, месяцами и даже годами, зависит от того, как вы практикуете. И в конечном счёте практика приводит к наблюдению ума.

    Что происходит с человеком во время медитационного ретрита?

    – Большинство из нас, из обычных людей, никогда в жизни не окажутся буддийскими монахами в монастыре, особенно в каком-то очень интенсивном, длительном коллективном ретрите, который может идти месяц, 3 месяца, полгода в уединении. Но мне самому и, я думаю, многим другим, кто практикует медитацию, любопытно узнать, что вообще происходит, когда ты 6 месяцев подряд медитируешь с 4 утра и весь день. Как выглядят эти медитации? Что ты чувствуешь при этом?

    – Очень интересный процесс. Ретрит-випассана – это время великой тренировки. Если у вас будет возможность пройти длинный ретрит и вы будете достаточно настроены, с энтузиазмом, то, конечно же, сходите на него, потому что это обнаружит очень много интересных вещей по поводу природы реальности и природы вашего существования.

    Большинство вещей будут проходить через какие-то фазы. На длительном ретрите у вас есть время, когда можете исследовать действительно привычки вашего ума. Вы видите, как одни и те же вещи проявляются день за днём. Вначале вы будете с ними взаимодействовать, воспринимать их лично, попадаться/ловиться в них, с ними себя соотносить, в них участвовать – в этих мыслях и эмоциональных состояниях, которые будут появляться. Но ретрит продолжится дальше, и ваша ясность станет острее, ум начнёт изучать технику отпускания. Тогда всё будет просто возникать и исчезать.

    На более длительном ретрите вы увидите всех животных, живущих в джунглях, у вас найдётся время для саморефлексии. Не просто посмотреть на 4-5 домашних зверьков, а на всех странных существ, живущих в джунглях, в вашем лесу. Вы увидите, гденаходятся и живут  ваши привязанности, какие объекты используются, какие эмоциональные состояния возникают, что из этого будет вызывать умоощущения вашей идентичности, личности. Потому что в конечном счёте медитация связана с тем, чтобы из вашего опыта убрать чувство личности.

    Так что на длительных ретритах вы испытаете недели великой скуки. Или, наоборот, недели такого энтузиазма и уверенности, что начнёте писать письма вашей семье, друзьям и говорить: «О, вам надо точно сюда приехать. Вы обязательно должны пройти  это!» У моей мамы до сих пор хранятся эти письма. Моменты великой фрустрации, смущения будут чередоваться с моментами великой свободы. Все ментальные состояния будут объявляться на длительном ретрите. Вам не только придётся их попробовать, но и съесть целиком, потому что сбежать не получится. Поговорить не с кем – все находятся в молчании.

    Когда у нас возникает какая-то ситуация или эмоциональное состояние, мы обычно обращаемся к нашим возлюбленным, семье, друзьям. Обсуждаем с ними, какие можно принять решения. Но на длительном ретрите у вас этого нет. И когда мастер хорош, он тоже не сможет вам помочь и посоветовать. И вы возвращаетесь к обозрению, к наблюдению. Потому что видите, что действительно на самом деле происходит.

    Правда ли, что эти медитативные состояния вызывают у вас страдания? Если да, тогда они будут использоваться как разрешение вашей личности. Вы же воспринимаете их личностно.

    – Удавалось ли тебе испытать это состояние отсутствия я? Есть ли в этом какая-то жизнь? Потому что это же очень страшно. Как это чувствуется изнутри, когда у тебя нет я? Что тогда есть?

    – Нет никого, кто бы это переживал. Что переживается? Это то, что всё может возникать и исчезать. Это ошеломительный опыт. Феномены просто происходят. Они прекрасны в своём состоянии природы. Они возникают, какое-то время существуют и исчезают. И мы не воспринимаем это лично. Мы не находимся в этом. Мы не создаёмся этими опытами. То, что вы видите, – это не то, что я наблюдаю феномен. Есть феномен, и иногда этот феномен верит в то, что он является кем-то, а иногда нет, не верит. Просто возникает и пропадает.

    Таким образом пропадает субъект. И это может продолжаться на протяжении нескольких секунд, минут, полдня или даже полнедели. Вот в этом состоянии есть достаточно много радости, удовольствия. Но нет никого, кто бы эту радость переживал на самом деле.

    – Я знаю, что в буддизме нет места Богу, но всё же хочу спросить: в эти моменты восторга, растворения или соединения со всем у тебя было ощущение какого-то великого присутствия, чего-то большого; может быть, какая-то мистика…

    – Я думаю, что все великие религии, учения и философские традиции основаны на человеческом опыте. Все великие книги не были написаны фантазией – они основаны на правде. Я на самом деле не думаю, что это важно. Как вы собираетесь назвать этот опыт, когда пропадает чувство «моё», «я», «мне». Мне кажется, это скорее вопрос слов. Многие люди могут называть, что это сознание Кришны или это Бог, кто-то называет Нибана. Это не важно, какие слова вы используете. Но когда вы проживаете, переживаете исчезновение собственного я – это на самом деле великое расширение и великая радость.

    Я не скажу, что все опыты одинаковы. Есть разные градации, разные уровни отпускания. Есть отпускание себя, меня, я. И это разная манифестация субъективного восприятия. Более тонкая. Вы увидите, что вы – это не тело. Но вы до сих пор идентифицируете себя с умом. А потом вы можете отпустить даже эмоциональное состояние и думы, останется ещё знание/сознание, и это тоже надо будет отпустить. И это тоже надо лишить личного восприятия. Есть постепенное продвижение.

    Я знаю, что некоторые переживают внезапное просветление, если хотите так называть. Это может происходить через какой-нибудь романтический опыт. Но в моём опыте это постепенное отпускание грубых взглядов на личность, сильных взаимосвязей тела и ума. Потом вы отпускаете чувства, эмоции, паттерны ума. Так что это постепенный процесс. И люди в их практике медитации переживают разные стадии отпускания. Это все стадии отпускания.

    – Как ты считаешь, процесс отпускания – это то, что ждёт нас всех в момент смерти?

    – Мне кажется, это великое отпускание – момент смерти. Люди, которые возвращались из околосмертного состояния, вспоминали явное отделение ума от тела. И это отпускание того, что мы называем телом. Это происходит и в медитационной практике.

    Что нас ждёт? Ну смерть – это концепция, которая относится к личности. У вас есть взгляд личности – это когда ум, тело и сознание верят, что они личность, тогда смерть – это очень реальная концепция. Но когда личностная точка зрения ослабляется, то смерть не воспринимается смертью. Это переход в движение. Переход/прохождение и новое возникновение всё равно произойдёт.

    Момент смерти – это несколько секунд, а жизнь продолжается 60-70 лет и больше. Нам надо обращать больше внимания на то, как мы живём. 

    – Ты был в разных монастырях, обучался у разных учителей и наставников, знакомился со многими монахами на своём пути. А ты встречал когда-нибудь человека, полностью просветлённого? Если да, как это можно понять? Есть ли какие-то критерии? Потому что они такие же люди – никогда не скажут и не признаются.

    – Да, они не признаются, что они просветлённые. Никто не может этого сказать наверняка. Я был очень удачлив, видимо. Учился действительно у великолепных мастеров, некоторые из которых были, как я верю, просветлены и находились на разных стадиях просветления. В одном из случаев это было действительно так, и учитель подтвердил, что он достиг пути.

    Узнать, просветлён ли учитель, достаточно просто – можно посмотреть на его учеников. Это необходимо, конечно, исследовать на протяжении долгого времени. Это не то, что вы можете понять моментально. Есть некоторые быстрые изменения, которые происходят, –  лёгкость, мягкость, отпускание определённой стадии (это отпускание разных ментальных загрязнений).

    И если что-то переживалось до опыта просветления, почувствуется разница в опытах до просветления и после. Вы ощутите это в теле и в уме. Да, я практиковал с очень серьёзными монахами. Возможно, «серьёзно» – это не очень подходящее слово. У меня был достаточно близкий контакт с ними на протяжении многих лет, и я жил с их последователями, слушал их лекции. Я уверен, что они просветлены. Главное – стать достаточно близкими с ними.

    Многие просветлённые не хотят становиться известными. Для них известность не представляет интереса. И когда слава распространяется, начинают приезжать туристы, которые хотят просто посмотреть на просветлённого человека. Но мотивация просветлённого человека – это много гостей. Их мотивация – закончить образование, тренировку и удостовериться, что ученики его будут тренироваться и преуспеют, традиция продолжится.

    – У тебя был опыт сравнить уединённую монашескую жизнь в монастыре и опыт жизни в миру, когда ты работал, зарабатывал деньги, а сейчас у тебя есть семья, ребёнок. То есть ты сравнил жизнь там, жизнь здесь, какой твой сейчас итог – где больше духовности, где больше возможностей для духовного развития? Надо ли уходить в монастырь, чтобы быть духовным? Можно ли, оставаясь в миру, при этом быть духовным?

    – Я наблюдал за своим периодом, когда был монахом и жил в аскетизме. Я понимал, что это очень важный момент в моей жизни – развитие практики. Это, конечно же, было крайне полезным временем. И я не был бы тем человеком, который перед вами сейчас, если бы не совершил тренировку. Это был период интенсивного духовного развития, и у него было очень много полезных последствий.

    Некоторые объекты были спрятаны, а работа не была завершена. Когда я вернулся в мир, вскоре понял, что было много вещей, которые происходят и тебя отвлекают, от которых ты защищён, будучи монахом. На самом деле есть очень много вызовов и ответственности. Оба метода обучения или жизни  предоставляют свои вызовы. Для монахов и монахинь – это не просто нахождение в монастыре целый день. Есть дела, которые они делают.

    Монастырь надо поддерживать, туда приходят посетители. И, конечно, в повседневной жизни есть очень много ответственности, обязанностей — у нас есть взаимоотношения/отношения, мы должны обеспечивать себя и наши семьи, поэтому есть много вызовов. Но самые насущные потребности обеспечены, когда ты монах или монахиня. В повседневной жизни для этого надо работать.

    Загрязнения ума тоже отличаются. Возникают и происходят они по-разному. Есть разные вызовы на протяжении пути. Практика продолжает развиваться. Я вот уже не монах 10 лет, но у меня есть возможность исследовать жизнь, работая, будучи с обязанностями человека в миру. Я вижу плюсы в монашестве и плюсы в мирской жизни. Здесь очень много позитивных аспектов. Жить как семьянин. И тренировка, конечно, тоже меняет фокус. Я не практикую с 4 утра до 10 вечера каждый день в мирской жизни. Но есть много других объектов, за которыми можно наблюдать.

    Одна из практик, которую я сейчас наблюдаю, – это мирские обусловленности, которые люди не могут покинуть. Это приобретения и потери, обвинения и хвала, страдания и счастье. Это обусловленности, которые всегда возникают и пропадают. Вы не можете их избежать. Вы должны научиться их наблюдать, встречаться с ними.

    Конечно, в семейной жизни вы учитесь большому количеству терпения, один из величайших уроков – дети. Ну и в жизни монаха очень много терпения. Просто другой тип. В жизни монаха вы большую часть времени находитесь со своим внутренним ментальным состоянием. В жизни мирянина  всё связано с отношениями с людьми. Так что тут практика получается двойной.

    В конечном счёте что важно? Однажды я услышал, как учитель сказал: не старайтесь привести вашу духовную жизнь в вашу повседневную жизнь, постарайтесь перенести вашу повседневную жизнь в вашу духовную жизнь. Это вопрос расстановки приоритетов. Если вы исследуете духовные пути и это ваш основной фокус, ваша цель, тогда привнесите всю остальную жизнь в это.

    – Спасибо. Энтони, а о чём ты сейчас мечтаешь?

     – В данный момент я в процессе строительства медитационного центра и собираюсь провести жизнь в нём, продолжая практику и тренируя других, тех, кто заинтересован. Тренируя начинающих и опытных, давая людям возможность пережить учения, прожить их так, как их прожил я. Как уже говорил, я был очень удачлив в плане того, что учился у очень высокоуровневых монахов. У меня есть сейчас ответственность и обязанность, чтобы делиться этими учениями с более широкой аудиторией. Я очень счастлив, что мой родной язык – английский и у меня есть возможность делиться этими учениями с большим количеством людей со всего света. Это одна из моих целей.

    А другая моя страсть — это тексты пали, на которых записаны учения Будды. Эти учения были очень хорошо сохранены на протяжении 2500 лет. И есть причина, видимо, для того, чтобы они сохранялись столько лет. Я хочу, чтобы они стали более доступными для людей.

    Будда говорил: «Учение надо предоставлять с правильным значением и акцентировкой фразами». 

    Я хочу учить тому, чему учил Будда. Конечно, люди не слишком заинтересованы в том, чтобы изучать древние индийские языки, поэтому перевод очень нужен. И я в следующие 20-30-40 лет хотел бы донести учения до новой аудитории, чтобы люди могли пережить учение Будды и ретриты. Чтобы можно было соприкоснуться с настоящими словами Будды, которые действительно влияют и помогают в практике, чтобы углубиться в неё больше. Учение Будды – это развитие правильного воззрения. И эти учения действительно могут помогать.

    И ещё есть третье большое дело, которым намерен заниматься, – это тренировка людей. Я хочу помогать людям, которые проходили ретриты и немного изучали хотя бы учение Будды на пали, тренировать их,  чтобы они становились Джама-учителями, Дхама-мастерами медитации. Я хотел бы продолжить обучение так, как меня обучали мои учителя. Мне кажется, что сейчас  самое подходящее время, особенно в западных странах. 

    Ну и, конечно, учения Будды будут развиваться и адаптироваться к разным сообществам – так происходило на протяжении истории буддизма. Где бы оно ни появлялось, в каком бы сообществе, оно всегда адаптировалось. И оно будет принято, возможно, обновлено в соответствии со стилем людей, которые его слышат. И я также за инновацию и адаптацию. Хочу делиться именно оригиналом, чтобы люди переживали так же, как переживал это я. Так что для меня важно строение центра, предложение проведения ретритов для новичков от 10 до 21 дня, предоставление места и возможностей для людей, которые хотели бы участвовать в  3-6-месячном или годовом ретрите, чтобы они могли идти глубже в практику, изучать оригинальное учение, тренироваться и потом возвращаться в своё общество, в свою компанию.

    – На каких условиях будут все эти программы и обучение, сколько они будут стоить  и когда планируешь открыть свой ретритный центр?

    – Центр уже наполовину построен,  во всяком случае медитационный холл. У нас ещё есть много работы: туалеты, кухня, столовая, жилые помещения. Это со временем тоже примет надлежащий вид. Важный момент медитационного центра – это то, что он построен на донейшены, на подношения. Не будет стоимости для участия – мы предоставляем медитацию на основе донейшен, а все приглашаются, чтобы прицениться к ретриту. Они могут пережить учение Будды, прожить медитационные практики и в конце практики оставить донейшен, что позволит продолжать работу центра (оплачивать счета, еду и прочее).

    Я вполне уверен, что такой подход будет успешным. Он был успешным на протяжении 2500 лет, так что я ничего радикального не изобретаю, это не новое. Это на самом деле то, как происходило учение Будды. Это нечто совершенно бесценное, редкое. Это не то, что можно найти очень просто. И я хочу дать эту возможность. Не должно быть никаких ограничений, чтобы позволить человеку прийти и пережить свободу от страданий. Это должно быть открыто для всех. Таким образом это учение распространялось по миру на протяжении тысячелетий. Наш центр будет полностью построен на пожертвования.

    – А какая помощь нужна?

     – Ну в данный момент мы проводим сбор средств, ищем пожертвования от людей, которые заинтересованы в практике, чтобы достроить остаток медитационного холла. Но у кого нет такой возможности – дать много денег в данный момент, ничего страшного. Вы можете просто приехать в центр и помочь – есть работа в саду, приготовление пищи. Каждый человек наделён своими умениями. Возможно, это IT-навыки – обновление сайта, к примеру. Или поход в супермаркет за продуктами. Нужны водители, садовники. Люди, которые поддерживают, очень нужны. Так что есть возможности проявить себя в этом.

    Особенность русских на ретритах

    Энтони Марквелл
    Фото: Личный архив Игоря Будникова

    – Я верю, что всё получится: центр откроется уже скоро, будет процветать и приносить пользу миру. Ты был в России и проводил ретрит для русских людей, а заметил ли какую-то особенность именно у русских в их отношении к медитации, к практике?

    – Да, у меня был опыт со многими медитирующими из России. Когда я был в Таиланде и у своего учителя обучался, то был вдохновлён русскими медитирующими. Во-первых, меня удивляли умные вопросы в конце ретритов. Во-вторых, отданность практике. Очень редко русский человек покинет ретрит на полпути. Видимо, есть какое-то упрямство в русских, которое развито, и возможность продолжать, даже когда ум говорит, что пора уходить и это слишком сложно.

    Я не говорю по-русски, но в этом нет ничего страшного, потому что есть люди, которые могут переводить, они знают оба языка. Так что послание может быть переведено и значение передано. И во время групповых разговоров очень важно интервью. Интервью играют очень важную роль в медитационных ретритах. Мне надо точно знать, что люди проживают. Так что, когда есть переводчик, я понимаю очень чутко, что происходит, и могу давать инструкции в соответствии с происходящим. Я очень надеюсь, что много русских людей приедут к нам. 

    – Спасибо большое за это интервью.

    – Это была великая радость. Спасибо, что позвали меня. Я желаю, чтобы все могли пережить радость освобождения.

    Друзья, пожалуйста, напишите в комментариях, бывали ли вы на ретритах? Как это повлияло на ваше духовное развитие и дальнейшую жизнь? И не забудьте заглянуть в раздел Ретриты, где вы найдёте актуальное расписание.  

    Видео-версия статьи:

    Что такое ретриты?

    Автор статьи:

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Игорь Будников
    Автор проекта WelcomeBackHome
    Комментарии 0
    отменить

      200.000+ человек сделали свой выбор и читают нашу рассылку

      Сообщить об опечатке

      Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

      КурсыКурсы МагазинМагазин Личный кабинетКабинет